Afrokot
The real trouble with reality is that there's no background music. // To Azkaban with fair. // Я мог бы сделать мир чуточку лучше, но уголовный кодекс.
25.12.2014 в 01:10
Пишет Madwit:

ЭТО БОЖЕСТВЕННО

Чарльз: Я прошу прощения, но почему в спектакле про Рождество дева Мария и брокколи сжигают Гитлера?
Рейвен: Потому что это детская сказка, а в детских сказках добро побеждает зло

25.12.2014 в 13:59
Пишет andre;:

Рождественский календарь, день 1
Название: Вертеп
Автор: andre;
Персонажи: Чарльз, Эрик, Ртуть, Логан, Хэнк, Рейвен и другие
Рейтинг: PG-13
Размер: мини (~ 2 900 слов)
Жанр: пьеса, фарс
Предупреждения: ООС, неполиткорректные шутки, оскорбление чувств верующих, все упоролись
Саммари: в школе Ксавье ставят традиционный рождественский спектакль

Фик открывается по клику на картинку.

Cцена первая

Большая гостиная в особняке Ксавье. Время — поздний вечер. Горят светильники, в камине полыхает огонь. Вокруг камина полукругом расставлены кресла и диван. На диване сидит Ртуть, миловидная девушка с косичками и чёрный, как ночь, негр. Ртуть держит в руках стопку листов. В ближайшем к дивану кресле восседает Логан с бутылкой пива. Чуть поодаль — хмурый Хэнк и скучающая Рейвен. В самом большом кресле около камина сидит Эрик и напряжённо думает.

Ртуть: (бодрым голосом) ...а потом детишки все вместе выходят на сцену, кланяются, дева Мария кланяется, кулёк с Иисусом кланяется, пастухи кланяются, волхвы кланяются, Чарльз плачет от умиления, всех прощает, и мы в шоколаде.
Логан: (передразнивая) В шоколаде! Кто в шоколаде? Ты, что ли, в шоколаде?
Ртуть: Допустим, и я тоже.
Логан: Допустим, в шоколаде ты один, а все остальные в дерьме.
Ртуть: Неправда, сценарий спектакля мы напишем вместе.
Логан: Ага, щас.
Ртуть: Ну придумай чего получше.
Логан: Дерзить надумал?
Ртуть: А может, и надумал. Не нравишься ты мне. Рожа у тебя бандитская.
Логан: На себя посмотри, клептоман.
Эрик: (не отвлекаясь от размышлений) Он завязал.
Логан: Что именно он завязал? Мож, развязалось?
Хэнк: (цыкает) Ой, всё.

Пауза. Девушка с косичками неуклюже елозит по обивке дивана.

Девушка с косичками: Но мы ведь должны что-то придумать. Идея Пита не так плоха... Ведь это лучше, чем ничего?
Ртуть: (с обидой) Ничего? Лучше, чем ничего? Вот и всё, что вы можете сказать о моих чумовых идеях? Да вы просто нелюди какие-то!
Логан: Всё потому, что идеи у тебя тупые.
Ртуть: И вовсе они не тупые! Вы, может, забыли, что мы тут делаем? Может, вам напомнить надо? В этом году каждый налажал перед Ксавье так, что хоть на исповедь тащись, и только я один нашёл реальную возможность хоть как-то извиниться!
Хэнк: (нудным голосом) Сама по себе традиция ставить рождественские спектакли уходит корнями в глубокое прошлое. С незапамятных времён...
Логан: Понеслась...
Хэнк: (оправдываясь) Я только хотел сказал, что Чарльз ценит такие вещи.
Логан: Ценит такие вещи? Какие, мать его, вещи?
Хэнк: То есть традиции. Традиции разных культур.
Логан: Ну-ка скажи мне умник, а упарываться кислотой — это чья традиция? Какой культуры?
Хэнк: Что ты меня-то спрашиваешь! Себя спроси!
Рейвен: (машет рукой) Ой, всё.

Пауза. С минуту все горестно молчат.

Логан: (прихлёбывая из бутылки) И всё равно я не понял, что мы тут делаем.
Ртуть: Вы гляньте! И он ещё говорит, что я тупой.
Хэнк: (терпеливо) Мы пытаемся найти способ порадовать Чарльза.
Логан: Это я понял. Я в курсе, что вы постоянно творите всякую херню и капаете Чарли на мозги. Но лично я не прогуливал его уроки, не взрывал лаборатории и не пытался убить человечество.
Рейвен: (возмущённо) А кто чуть не спалил полдома, заснув с сигаретой?
Логан: (делает вид, что не слышит)
Рейвен: (громче) Кто устроил попойку со студентами? Кто подрался с сенатором? Кто, в конце концов, купил «Харли Дэвидсон» за счёт школы?
Логан: Протестую, это плановое обновление автопарка!
Рейвен: Хорошо, тогда почему нашим автопарком пользуются какие-то шлюхи из баров?
Логан: И вовсе они не шлюхи! Это... эээ... уборщицы.
Рейвен: А как ты объяснишь, что уборщицы полуголые?
Логан: Они... очень бедные.
Рейвен: Ладно, а зачем ты возишь уборщиц на «Харлее» по вечерам?
Логан: Я... я... чёрт возьми, должна быть хоть какая-то радость в жизни у бедных уборщиц! Хватит цепляться по мелочам!
Хэнк: Я начинаю всерьёз сомневаться, что ты хороший завхоз.
Логан: Ой, всё.

Пауза.

Эрик: (отвлекаясь от размышлений) Почему вы думаете, что спектакль сработает?
Хэнк: Такие постановки ставят в каждой американской школе. Мы придумаем спектакль, а дети поставят его на сцене. Чарльз всегда хотел, чтобы это место стало настоящей школой и чтобы мы хоть раз объединились и сделали что-то стоящее.
Эрик: Я сделал кучу стоящего. Не чета вам. Всё, что я делаю, стоящее.
Хэнк: Когда я говорил «стоящее», я не имел в виду брешь в бюджете Соединённых Штатов.
Негр: (робко вклиниваясь) Если профессор не простит нас, халявных зачётов и в помине не видать.
Девушка с косичками: Да! Надо срочно писать сценарий!
Логан: Какая меркантильная молодёжь, только подумайте! Только халява и парит. В моё время такого не было.
Эрик: (раздражённо) В твоё время — это когда? До распада первобытно-общинного строя или после?
Ртуть: (перекрикивая гвалт) Короче, решено! Ставим традиционный рождественский содом!
Хэнк: Выясняется...
Рейвен: Вы обалдели?
Логан: (чуть не захлёбываясь пивом) Это меняет дело...
Эрик: Я не расслышал, что?
Ртуть: (невозмутимо) Итак, традиционный рождественский вертеп...
Рейвен: (с облегчением) Послышалось.
Хэнк: (с неодобрением) Послышалось.
Логан: (с огорчением) Послышалось...
Эрик: Ой, всё.


Сцена вторая.

Те же на том же месте. Ртуть шелестит листами в стопке. Логан прикладывается к бутылке. Девушка с косичками кашляет.

Эрик: Кто-нибудь объяснит мне, в чём смысл вертепа?
Ртуть: Ты что, в школе не учился?
Эрик: (молча возводит глаза к потолку)
Рейвен: (скучающим тоном) Принято ставить представление о поклонении волхвов. Волхвы видят в небе вспыхнувшую Вифлеемскую звезду и понимают, что родился новый великий царь...
Эрик: Стоп-стоп. Астрология имеет отношение к Хануке?
Ртуть: (укоризненно) Пап, да сколько раз повторять — мы празднуем не Хануку.
Эрик: (устало) Жаль.
Рейвен: ...и вот волхвы направились в путь, ориентируясь по звезде, чтобы отыскать нового царя и преподнести ему дары...
Эрик: За что?
Рейвен: Что значит за что? Это Рождество вообще-то. Добрая сказка с подарками и всё прочее.
Логан: Да кому вы все врёте! Я знаю, чем там дело кончилось. Чёрта с два это добрая сказка!
Ртуть: (перебивая) Всё это лажа! Чего паритесь, всё ж понятно. Надо, типа, выпустить на сцену трёх чуваков в простынях, вокруг пещеру сделать, ну всяких там камней понакидать, летучих мышей из тряпок и палок, и чтоб темно было, как в гробу. Посреди поставим тётку с кульком, а пусть волхвы тащат ей что у них там есть, а вокруг типа пастухи, овечки, твари всякие танцуют! Красота!
Логан: Я всё в толк не возьму, откуда такие, как ты, берутся...
Эрик: (мрачно) Не спрашивай.
Логан: И каким образом это поможет разжалобить Ксавье?
Ртуть: Да в школах все так делают, я сто раз видел! Стоит тётка с кульком, вокруг танцуют пастухи, приходят мужики в простынях, дарят подарки и кланяются. А затем все плачут от счастья.
Эрик: И зачем?
Ртуть: Зачем плачут?
Эрик: Зачем это показывать?
Ртуть: (растерянно) Ну как... потому что Рождество...
Эрик: Хочешь сказать, что люди каждый год разыгрывают подобное?
Ртуть: Ага, и в каждой школе.
Эрик: (себе под нос) Неудивительно, что этот вид вымирает...
Логан: А из-за кого он вымирает? Не из-за тебя ли, а?
Эрик: Ой, всё.

Пауза.

Эрик: Ладно, раз уж нет альтернативы... кто будет играть волхвов?
Негр: Ну, наверное, мы.
Эрик: То есть мутанты? Дети?
Негр: Да.
Эрик: А кто будет играть пастухов?
Негр: Тоже мы.
Эрик: А овец?
Негр: Тоже.
Эрик: (привставая) И это называется праздником? Мутантов приравняли к каким-то овцам и заставили кланяться?
Девушка с косичками: (растерянно) Это просто такая традиция...
Эрик: Мутанты никому не будут кланяться! Мы доминирующий вид на земле!
Хэнк: Кто-нибудь, объясните ему смысл Рождества.
Эрик: Где конфликт? Где мораль? Зачем эти волхвы ходят по звезде и что-то кому-то дарят?
Логан: Будешь так орать — сам пойдёшь по звезде.
Ртуть: Пап, да не кипишись.
Эрик: Что это вообще такое? Какие-то люди увидели звезду и пошли кланяться в пещеру? К чему всё это идёт?
Логан: Как правило, к ужину.
Рейвен: А тебе лишь бы пожрать.
Логан: И выпить бы не мешало.
Эрик: О чём вы думаете? Какое ещё пожрать? Мы должны переработать сценарий. Слишком мутная история. Её нельзя преподносить в таком виде. Школьная постановка должна заставлять задуматься.
Логан: Лично я уже сто раз задумался, на кой хер мне всё это сдалось. И знаете? Ни на кой.

Логан встаёт.

Рейвен: (категорично) Только гляньте на него! Ты никуда не пойдёшь, пока мы не решим вопрос с реквизитом.

Логан садится.

Логан: Причём тут я?
Рейвен: Причём тут он! Вы слышали? Он спрашивает, причём тут он! А как же «Харли Дэвидсон»? Ты растратил деньги, которые должны были пойти на школьные развлечения.
Логан: Уверяю, всё до последнего цента ушло на кутёж.
Рейвен: К спектаклю нужны костюмы. Не придумаешь, где их взять, и я пущу на костюмы тебя. С одних бакенбардов выйдет целая овца.
Эрик: Никаких овец в спектакле.
Логан: (ощупывая бакенбарды) Я тоже против.
Ртуть: (расстроенно) По сценарию овец аж десять, а Логан только один...
Логан: Ничего не знаю. Из реквизита есть только кусок зелёного тента.
Эрик: Питер, записывай — овец заменить на крокодилов.

Ртуть записывает. Логан с облегчением вздыхает.

Негр: (воодушевлённо) Пошло дело, пошло!
Хэнк: (отрешённо) Значит, пастухи пригоняют в пещеру к деве Марии десять крокодилов...
Логан: Понял, к чему ты клонишь. Ведь тента хватит максимум на трёх.
Хэнк: Я правильно понимаю — смущает только количество?
Ртуть: (пишет) Три крокодила и пастухи...
Рейвен: Хэнк прав. Крокодилы — это бред. Мы всё-таки ставим представление с детьми. Совершенно незачем пугать их крокодилами. Вычёркиваем.
Ртуть: (глубокомысленно) Пастухи без крокодилов...
Девочка с косичками: Постойте! Но если нет овец, зачем же тогда пастухи?
Ртуть: (решительно) Ни пастухов, ни овец, ни крокодилов...
Рейвен: Вот именно! К чёрту пастухов! Представление для детей должно быть милое и весёлое. Мы задействуем что-нибудь полезное, забавное, похожее на мультфильмы. Нужны песни, говорящая природа, растения, краски мира.
Ртуть: (старательно) Полезные говорящие растения...
Девочка с косичками: Но ведь зима!
Рейвен: (нетерпеливо) Одно другому не мешает. Что там дальше?
Эрик: (сердито) Я уже говорил, что вся эта затея бессмысленна без главной идеи? Наш спектакль должен показывать историческую справедливость. Нужно ввести в повествование исторических персонажей, а не только костюмы брокколи. Недопустимо, чтобы мутанты перед кем-нибудь преклонялись. Мы должны показать торжество нашей расы, её славу и превосходство... Питер, ты записываешь?
Ртуть: Конечно, пап! (пишет) Костюмы брокколи...
Хэнк: (оживившись) А мысль об исторической подоплёке очень даже неплохая. Спектакль — замечательная возможность популязировать знание и науку.
Эрик: К дьяволу знание. Нужны исторические антагонисты, борьба с геноцидом и победа над врагом.
Ртуть: (себе под нос) Победить Гитлера...
Эрик: И победа должна быть безоговорочной. Чтоб без этих дипломатических штучек. Никто не уйдёт безнаказанным, ясно?
Ртуть: Ясно! (черкает) Убить Гитлера.
Логан: Тогда уж не Гитлера, а Муссолини.
Ртуть: Это почему ещё Муссолини?
Логан: Ты соображаешь? Это же древность! Там злодеи не немцы, а римляне!
Ртуть: (ехидно) Послушаем очевидца древности.
Логан: Поговори мне тут.
Хэнк: Но наука! Как же наука?
Рейвен: А что наука? Мы же должны показать религиозное чудо, разве нет?
Хэнк: Чудо чудом, а законы физики ещё никто не отменял.
Ртуть: (без энтузиазма) Показать законы физики...
Логан: Чую, мы все сдохнем от тоски...
Хэнк: Ничего подобного.
Логан: Ну хоть огонька добавьте, что ли.
Негр: И саундтрек! Нам нужен саундтрек!
Ртуть: (безмятежно) Врубить музончик...
Рейвен: (обеспокоенно) Но вы ведь не забыли, что это светлый праздник Рождества? История историей, наука наукой, но деву Марию с младенцем никак нельзя убирать. И Вифлеемскую звезду тоже.
Девочка с косичками: А где мы возьмём младенца? Новорождённых в школе нет.
Рейвен: Ничего страшного, дадим деве Марии какую-нибудь тряпку.
Ртуть: (послушно) Иисусья тряпка...
Девочка с косичками: И обязательно нужно создать красивую атмосферу. Свечки, снежинки, зиму...
Рейвен: Да-да, волшебный белый декабрь!
Негр: А можно я сыграю декабрь?
Логан: Ты же чёрный.
Негр: Но я всегда хотел сыграть белого.
Хэнк: Спешу напомнить, что Чарльз не одобряет расизм.
Логан: Ой, да делайте что хотите.
Ртуть: (вдохновенно) Чёрный декабрь... Ещё идеи есть?
Логан: Кажись, всё.
Ртуть: Тогда приступим к сценарию.


Сцена третья

Канун Рождества. Учебная аудитория. Столы убраны к стенам, стулья сдвинуты в несколько рядов, обращённых к импровизированной сцене. Скромные декорации изображают пещеру. За сценой суетятся. До начала постановки две минуты.
Почти все стулья заняты. На первых рядах располагаются дети. В центре последнего ряда сидит Чарльз Ксавье. Справа от Ксавье Эрик, за ним Логан. Слева одно место пустует, чуть поодаль Рейвен и Хэнк.
Стоит радостный галдёж.


Чарльз: (восторженно) Не могу поверить!
Эрик: Да-да.
Чарльз: Я, как вы знаете, сам в школе никогда не обучался и настоящих школьных вертепов не видел...
Рейвен: Вот и увидишь.
Хэнк: Мы хотели тебя порадовать.
Чарльз: Подумать только! Разумеется, я всегда верил в ваше созидательное начало, но чтобы ставить волшебный рождественский вертеп...
Хэнк: Всё дети придумали.
Чарльз: Какие молодцы! Нужно поставить им зачёт.
Рейвен: А мы дополнили.
Чарльз: Неужели? Друзья мои, вы не перестаёте удивлять. Признаться, я был очень зол на вас...
Логан: (фальшиво) За что?
Чарльз: О, я уже и не помню.
Рейвен: Зато я помню.
Логан: Тшшш, видишь — Чарльз радуется, не мешай.
Чарльз: (продолжает восторгаться) Уму непостижимо!
Эрик: Да, друг мой, мы объединились и создали нечто исключительное.
Чарльз: Жду не дождусь.
Эрик: Ты ведь любишь исторические сюжеты.
Чарльз: Исторические?
Эрик: Да-да.
Чарльз: Если ты об исторической достоверности, то лично я считаю, что Вифлеемская звезда — фантазия.
Эрик: Достоверность не так важна. Важна справедливость.
Чарльз: Э-э-э... О чём ты?
Эрик: Я о том, какой это логичный, здравый и идеологически верный сюжет.
Чарльз: (рассеянно) Не знал, что ты религиозен.
Эрик: Тебе понравится.
Логан: Ещё б не понравилось — там такой замес.
Чарльз: (ещё рассеяннее) Замес?

Из-за сцены появляется Ртуть и шмыгает на место рядом с Чарльзом. Волнение в зале нарастает.

Эрик: Всё по плану?
Ртуть: У чучела усы отвалились, но я успел пришить.
Эрик: Прекрасно.
Чарльз: Какие усы?
Ртуть: Усы чучела, я же сказал.
Чарльз: В спектакле есть чучело?
Логан: Да, и оно с усами.
Рейвен: Ой, начинается!

Гаснет свет. В зале становится тихо. Затаив дыхание, публика ждёт. Из-за сцены раздаются крики.

Чарльз: Что это?
Эрик: Это мучаются мутанты.
Чарльз: (сбитый с толку) Интересная трактовка...

На сцену выходит Негр в белой простыне и кидает в воздух вату.

Чарльз: (шёпотом) Это один из волхвов?
Рейвен: Нет, это декабрь.
Чарльз: А почему декабрь... э-э-э... чёрный?
Логан: Чарли, стыдно быть таким расистом!
Чарльз: Молчу, молчу.

На сцене появляется Девочка с косичками. Косички распущены. Одета в тюремную робу. В руках держит сверток.

Девочка с косичками: О горе мне, горе! Проклятые прусаки убили всю мою семью!
Чарльз: (тихо) Прусаки? Там же максимум римляне...
Эрик: Тшшш.
Девочка с косичками: Всех переубивали! Перестреляли! Повесили на столбах! Сунули в печи! Выдрали зубы! Но я отомщу им! Они будут трепетать от одного моего имени!
Эрик: (растроганно утирает слезу)
Девочка с косичками: (страстно) Не будь я девой Марией, если каждый подонок не поплатится за грехи!
Чарльз: Девой Марией?..
Девочка с косичками: Ублюдки! Я так одинока! В кого теперь вырастет мой сын?!
Чарльз: Действительно, в кого...
Девочка с косичками: О Вифлеемская звезда! Как ты холодна и далека!

Девочка с косичками начинает петь, зал подпевает.

Девочка с косичками: (хрипло) Ground control to major Tom...
Чарльз: Это что, Дэвид Боуи?
Ртуть: Так ведь звёзды! Космос!
Логан: А ничего, веселенько...
Хэнк: Ура, научная фантастика!

Песня заканчивается, звучат аплодисменты. Девочка с косичками кланяется. Входят трое в костюмах брокколи.

Девочка с косичками: Волхвы!
Брокколи: Мария!
Чарльз: (бледнея) Что это?
Ртуть: Так ведь вертеп.
Чарльз: А где дары?
Брокколи: Мария, мы узнали о твоём горе и принесли тебе подарки!
Чарльз: О....
Брокколи: Мы взяли в плен Гитлера!
Чарльз: А...
Девочка с косичками: Это лучший подарок!
Чарльз: Э...

Вносят поролоновую куклу с пришитыми усами и переносную горелку. Горелка вспыхивает. Детвора в первых рядах ахает.

Девочка с косичками: Сейчас ты за всё поплатишься, проклятый узурпатор!
Чарльз: Вот это поворот.
Эрик: Тшшш, пропустишь самое интересное!
Логан: Ух ты, спецэффекты!
Чарльз: Я прошу прощения, но почему в спектакле про Рождество дева Мария и брокколи сжигают Гитлера?
Рейвен: Потому что это детская сказка, а в детских сказках добро побеждает зло.

Пахнет палёным. Дети в восторге. Дева Мария со свёртком наперевес скачет вокруг чучела Гитлера, брокколи хлопают в ладоши.

Хэнк: (с грустью) Про науку забыли...
Ртуть: Ничего подобного.
Брокколи: (громогласно) Температура горения Гитлера — восемьсот градусов!

Над залом летает пепел. Девочка с косичками и Брокколи танцуют под «Пинк Флойд».

Девочка с косичками: (победоносно) Теперь мой сын вырастет в счастливом мире!
Чарльз: Бля...
Эрик: (сентиментально) Перфекшн.
Ртуть: (смущённо) Спасибо, пап.

Спектакль заканчивается. Горелое чучело уносят, Брокколи кланяется, Девочка с косичками кланяется, попутно чуть не роняя кулёк. Негр в тоге выходит и тоже кланяется, подбирая вату. Зал рукоплещет. Через пару минут все расходятся. Радостные дети бегут на праздничный ужин.

Эрик: (перекрикивая шум) Ты был прав, Чарльз. Объединившись, мы и впрямь можем создать что-то светлое и доброе.
Чарльз: Я так сказал?
Эрик: Да.
Чарльз: Я был на кислоте?
Рейвен: Ну слава богу, всем понравилось! И дети в восторге.
Эрик: Ещё бы. Что тут может не понравиться?
Рейвен: Ну разве что героев мало... На следующий год подготовимся лучше и сошьём десять брокколи, а не три.
Хэнк: И добавим науки.
Логан: Науки достаточно. Спецэффекты херовые. Чучело горит неубедительно и молчит.
Эрик: Да! Нужны крики агонии!
Ртуть: И побольше «Пинк Флойда».
Чарльз: (тихо и отрешённо) Чучело Гитлера.

Пауза.

Рейвен: А что чучело?
Чарльз: Чучело Гитлера в рождественском вертепе.
Эрик: И?
Чарльз: Чучело! Гитлера!
Эрик: (оскорблённо) Если б можно было достать живого Гитлера, я бы достал.
Ртуть: Мне кажется, Чарльз переживает, что у чучела отваливаются усы.
Хэнк: Или из-за ошибки в расчётах. Температура горения Гитлера явно выше.
Ртуть: Смотрите, а у Чарльза слёзы навернулись! Я же говорил!

Все обступают Чарльза, хлопают по плечу и умиляются.

Чарльз: Ладно, пусть музыка, пусть спецэффекты, пусть наука. Но брокколи и Гитлер в рождественском вертепе... Вам не кажется, что это... эээ... чуточку странно?
Эрик: Чуточку странно?
Чарльз: В смысле, очень оригинально.
Эрик: Да, что-то такое есть.
Чарльз: Как бы слегка с изюминкой.
Эрик: Наверное.
Чарльз: Проще говоря, бред.

Пауза. Вдалеке звонит телефон. Чарльз уходит на звук. Все стоят и долго глядят вслед.

Ртуть: Значит, Гитлер и брокколи ему не понравились.
Логан: Ничего, в следующем году возьмём Муссолини.
Рейвен: И вернём крокодилов.

Затемнение. Занавес. Конец.

URL записи

URL записи

@темы: =), marv, перепост